Священник Михаил Сретенский

Отец Михаил Леонидович Сретенский родился в 1877  г. в семье священника Леонида Сретенского, который служил в Воскресенском соборе. Окончил в Ярославле Духовную Семинарию и курсы по пчеловодству. Его супруга, Александра Алексеевна, была дочерью диакона, окончила Ионафановское Епархиальное училище и была регентом в Леонтьевской церкви. У нее еще была сестра Мария Алексеевна, которая закончила тоже Ионафановское Епархиальное училище. Это училище было создано владыкой Ионафаном в 1880 г. в Ярославле и пользовалось большой славой, многие девицы мечтали там учиться, но принимали туда только девочек из священнического сословия, и то не всех.

Отец Иоанн Кронштадтский почему-то для Вауловского скита выбрал именно отца Михаила, и тот, вместе со своей семьей, переехал в Ваулово. Поскольку он был очень трудолюбив, то, кроме своих священнических обязанностей, еще содержал пасеку в 60 ульев. Был у него там один улей стеклянный, за которым он наблюдал, и летом приезжавший святой Иоанн Кронштадтский очень любил в этом прозрачном улье наблюдать очень цельную трудовую жизнь пчел.

Через отца Михаила, а от него через Елизавету Николаевну Соловьеву, с которой мы познакомились летом, дошли до нас бесценные сведения о том, как служил отец Иоанн – очень самозабвенно, полностью погружаясь в Богослужение – а также свидетельство о чудесной липовой аллее, выросшей в Ваулове среди лета по молитвам святого.

Отец Иоанн крестил 2-х детей отца Михаила. Всего их было у него шестеро. Бабушка Лиза рассказала, что отец Михаил никогда не выпивал после одного случая. Однажды матушка Ангелина – игумения скита – пригласила его попить чайку. Сидят, пьют чай, она рюмочку подала. Тут входит отец Иоанн Кронштадтский и спрашивает: «И часто у вас такое?». Матушка Ангелина только руками всплеснула, а отец Михаил сказал: «Разве, когда матушка Ангелина угостит!». Отец Иоанн подошел к нему, похлопал по плечу и сказал: «В простых сердцах Господь витает». Бабушка Лиза вспоминала, что во время Богослужения то ли отца Михаила попросили спросить о чем-то отца Иоанна, то ли он сам захотел, но только святой очень строго на него посмотрел и ничего не сказал, а уже после службы спросил: «Что Вы хотели?».

Батюшке Михаилу святой Иоанн Кронштадтский на память подарил дароносицу, а его супруге Анне Алексеевне свою фотографию с дарственной надписью. После смерти отца Михаила эту дароносицу предложили подарить Владыке Димитрию (Градусову), когда тот приезжал в Тутаев, так как Российский чудотворец исцелил его еще в детстве (мальчик был расслаблен) и предсказал, что он будет большим человеком.

После разгрома монастыря отец Михаил стал служить в храме Николы-на-Плесне. Там он стал себе строить большой дом, а одна старица прозорливая сказала (это была старица Ксения из-под Рыбинска): «Зачем батюшка медово-сахарный дом строит?». Она отца Михаила всегда называла медово-сахарным. Действительно, в доме этом ему не удалось пожить, так как его отправили в ссылку. Ему тогда было 70 лет. Матушка Александра все время была с ним. В ссылке ему верующие села Николо-на-Плесне помогали с питанием. Там вместе с ним было много москвичей. Трое священников выжило, благодаря прихожанам.

Когда отец Михаил служил на Плесне, к нему приходил отец Петр Зефиров, и отец Михаил советовал ему не ходить домой, но отец Петр вернулся домой, дома его арестовали, а потом расстреляли во дворе тутаевской тюрьмы. Отец Петр Зефиров ныне причислен к лику святых.

После ссылки старица Ксения говорила: «Пусть на время отойдет, сахарно-медовый». И отец Михаил поселился с матушкой и дочкой в селе Новеньком у родителей бабушки Лизы, стал работать пчеловодом, наладил пасеку, его все уважали, он имел свой улеек в саду.

У отца Михаила был брат – священник Димитрий Сретенский – он окончил юридический факультет и Семинарию и был назначен в с. Горинское Даниловского района.

И вот однажды приходит к нему некий старец и просит хлебушка. И вдруг стал говорить: «Поставь табуреточку, а теперь прыгни, а теперь подыми и так подскочи». Старец ушел  и хлебца не взял, исчез, а через несколько дней забрали отца Димитрия, посадили к уголовникам, и они над ним издевались, тогда отец Димитрий вспомнил, как ему старчик все это предсказал «с табуреточкой».

Матушка Александра умерла и была похоронена в селе Борисоглебе. После этого Владыка назначил отца Михаила священником в Некоузский район. И при этом говорил: «Хоть батюшка к вам назначен хороший, но не послужит вам долго». После Некоузского района батюшка Михаил служил в Воскресенском соборе (1944 – 1950?). Одно время он был благочинным, и бабушка Лиза вспоминала, как отец Авдей с Николо-Заболотья списки поздно представлял. Отец Михаил наедине про себя сетовал, а отцу Авдею мягко говорил: «Отец Андрей, что же Вы так поздно?». И еще она вспомнила, как одной бедной эвакуированной женщине он дал денег на козочку. А когда та уезжала и принесла долг, не взял деньги. Он был очень нестяжательным и бабушка Лиза, которая за ним ухаживала в конце его жизни, говорит: «Добрейший был человек. При батюшке Михаиле, как в раю пожила».

Умер отец Михаил Сретенский в 1960 году на 83-м году жизни и похоронен на Тутаевском городском кладбище. Внучка отца Михаила Сретенского – Александра Алексеевна Демидова – врач-терапевт нашей районной поликлиники.

Не дожил отец Михаил до того времени, когда канонизировали его любимого батюшку – отца Иоанна Кронштадтского. Но отца Иоанна и при жизни считали святым. В дореволюционных «Ярославских Епархиальных ведомостях» есть статья о том, как отец Михаил Сретенский тяжело заболел, лежал на операции, как явился ему тогда, уже покойный, отец Иоанн Кронштадтский, и операция прошла благополучно.

Духовником отца Михаила в последние годы был отец Димитрий Сахаров.

Составлено учениками Православной школы под руководством Л.В. Николенко|газета "Собор", 2003 г., апрель, №2