Великая Отечественная война. Как страшно и ужасно звучат эти строки. Море слёз, горя и потерь для каждой семьи. Взрослые сражались за победу на фронтах, чтобы их дети жили под мирным небом. А дети? Как тяжело было им приближать победу вместе с матерями, работая не покладая рук в тылу. Они были полностью лишены детства: игр в дочки - матери, беззаботного существования. Они сразу стали большими. Мальчики, девочки, на их хрупкие плечи легла тяжесть невзгод, бедствий, горя воинских лет. Маленькие герои большой войны…

Я вспоминаю рассказы любимой прабабушки Немировой Риммы Петровны, её детство закончилось в двенадцать лет. Началась война и они с братом, а ему было тринадцать лет, решили идти на работу и выполнять всё, что придётся, чтобы помочь нашим солдатам. В двенадцать лет бабушка и школу закончила, а всё потому, что не в чем было ходить, одни валенки и пальто на двоих с братом. Брат пока из школы бежит, она уже не успевает, а стыдно было сказать, почему опоздала, и хоть и хотелось учиться, но отложила это на потом.

Виктория Колесникова: «Дети войны. Моя прабабушка», изображение №2

Чтобы выжить, за двести грамм хлеба, а иногда ещё за чашку картошки, пошла она работать на валеный завод. Работали ребята и на полях: копали землю, сажали картошку. Норма была вскопать две сотки земли за день, для двенадцатилетней девочки это было очень тяжело, иногда ей помогал выполнять норму брат. Руки болели от мозолей, домой приходили чуть живые, но никто не жаловался, знали, что это необходимо для победы. После работы ещё и в лес надо сбегать. Летом земляники, малины набрать, часть себе оставить, а часть поменять на рынке на молоко или картошку. Зимой за дровами, вязанку сухоподстоя навяжут и тащат на себе, чтобы печь истопить, а сил нет, снег глубокий, одежда плохенькая, только мысль как бы дойти до дома. В тринадцать лет бабушку научили вязать, и она на Валеном заводе вязала варежки, с двумя большими пальцами для бойцов - стрелков на фронт и носки. Надо было связать четыре пары в день, сначала она не успевала, оставалась до позднего вечера или брала домой и по ночам вязала, потом даже стала перевыполнять норму. Вязала она очень хорошо, её хвалили. Её мама на «Тульме» по двенадцать часов работала, а ещё потом окопы посылали копать, и бабушка ей помогала. Брат с тринадцати лет на моторном заводе работал, снаряды на станке делал, он свой возраст прибавил, его и взяли на завод. Там паёк побольше давали, да ещё обедом кормили.

Виктория Колесникова: «Дети войны. Моя прабабушка», изображение №3

А бабушка ещё рассказывала, что в городе даже нигде крапивы не было, её все срывали, потому что она тоже спасала от голода. В четырнадцать лет бабушке доверили катать валенки, труд был очень тяжёлым. Огромные валенки для солдат маленькой девочке были нелегки, но она знала, что это важно и очень надо, поэтому трудилась не покладая сил.

Когда бабушке исполнилось пятнадцать лет, она поступила в ФЗО, при льнокомбинате «Тульма», там училась и работала на фабрике, наравне со взрослыми. Очень часто даже помогала взрослым женщинам, у которых уже не было сил и они падали прямо у станка или засыпали. Так, война дала бабушке путёвку в жизнь и определила её профессиональный путь. Сорок пять лет она проработала на родном предприятии.

Виктория Колесникова: «Дети войны. Моя прабабушка», изображение №4

Бабушка рассказывала много грустных историй, как умирали её друзья и подруги от холода, от болезней, как немцы бомбили Рыбинскую ГЭС, как наши солдаты налетали на противников на самолётах, а они бросали снаряды в Волгу. Вспоминала и радостные моменты, когда объявили Победу, и одной мечтой у всех было - досыта поесть хлеба.

Нам, детям сегодняшнего времени, сложно представить весь этот ужас. Не дай Бог это пережить. Мне сейчас столько же лет, сколько было моей бабушке в начале войны. И я благодарна ей и всем детям войны за то, что они сделали для победы, чтобы над нами сейчас было мирное небо. Спасибо и низкий, глубокий поклон.

О чем мечтают дети?
У нас мечта одна:
Пусть будет на планете,
Мир – добрый, как весна.
«На войне детей не бывает»