17 декабря 2018 г. исполняется 25 лет архиерейской хиротонии архиепископа Михея (Хархарова). Мы обратились к епископу Рыбинскому и Даниловскому Вениамину (Лихоманову) с просьбой рассказать о тех годах, когда владыка Михей управлял епархией. До этого он много лет служил на Ярославской земле. За годы службы сменил не один приход: от деревенской церкви до кафедрального собора. Будущий епископ Вениамин, а в те уже далекие времена протоиерей Николай   был настоятелем Воскресенского собора. У него были и другие послушания, и поэтому приходилось  очень тесно общаться с правящим архиереем.

 

—  Владыка, архиепископ Михей управлял Ярославской и Ростовской   епархией с 1993  по 2002 год. Что это было за время?

— В эти годы в епархии открылось самое большое количество монастырей и храмов.   В конце восьмидесятых передали только  Толгский, Спасо-Яковлевский монастыри.  Тогда люди хлынули в церковь. Это был настоящий вал. Мы крестили за один раз по 80 – 100 человек, крестили  прямо в Волге.  А массово передавать храмы стали именно в те годы, когда епархией управлял владыка Михей.  Федоровский, Никольский, Никитский, Данилов – это только в Переславле-Залесском, а еще Сольбинский монастырь, Борисоглебский.  Я тогда был благочинным Тутаевского благочиния, у нас,  наверное,  десять приходов было  открыто.

— Вспомним, что в Ярославле при владыке открылся и Казанский монастырь. Среди верующих широко известно, что владыка Михей передал в обитель  чудотворный образ Казанской иконы Богоматери, написанный сёстрами ещё до революции, который хранился у владыки. А вот данные по духовной жизни на  рубеже XX -XXI вв. Как раз его время. В Ярославской епархии действовало 259 храмов, 16 монастырей (7 мужских и 9 женских), было налажено активное сотрудничество с государственными учреждениями образования, культуры и здравоохранения, социальной защиты населения, органами правопорядка и УИН, воинскими частями, находящимися в Ярославской области.

— Владыка  Михей старался посетить каждый приход. Он очень много служил. Помню, как протодиакон Георгий Лаврентьев рассказывал, что за месяц у владыки  было до тридцати служб, и молодые за ним уже не поспевали.  Или такой пример. Будучи временно управляющим Ярославской и Ростовской епархией владыка Александр на епархиальном совете сказал, что надо начинать  готовить священнослужителей. Все поддержали.  Было принято решение, что со следующего года духовное училище должно  уже функционировать. Его создание тоже выпало на время владыки Михея. Он проявлял очень большую заботу о будущем  нашего священства.

В этот период открывались православные гимназии, воскресные школы. Владыка Михей  вообще любил с детьми общаться.  Всегда отмечал, когда в храме были дети. Это его радовало. Часто посещал нашу православную гимназию в Тутаеве. Я его приглашал на праздники, и не помню ни одного случая, чтобы он отказал. Он никогда не отказывал.

Мы проводили совещания, конференции, предпринимали шаги, чтоб войти в светские школы.  Все, включая гражданские власти, понимали  необходимость  просвещения, духовно-нравственного воспитания.  Была разработана программа работы с общеобразовательными школами. Вместе с директорами мы ездили учиться.

В итоге просветительские курсы были востребованы и принесли свои плоды. Тогда на уровне директора департамента образования в школах были введены курсы православной культуры. Именно в эти годы у епархии установились хорошие отношения с Российской академией образования. РАО,  областной департамент образования и епархия подписали трехсторонний договор, и совместно сделали очень много полезного. Мы активно работали с педагогическим университетом. К слову говоря, Владыка благословил  издание газеты «Ярославские епархиальные ведомости». Первым ее редактором был отец Сильвестр, потом я.

—  Всем памятен собор 2000 года, на котором был  прославлен сонм новомучеников и исповедников Российских XX века.  Ярославская епархия тогда подготовила документы для канонизации подвижников веры и благочестия. Владыка Михей благословил на эту работу. И  он тоже был участником этого собора.

— Здесь выстроилась такая цепочка. В 90-е годы мы в Ярославской епархии проводили конференцию по новомученикам. Пригласили  известных московских священников  Владимира Воробьева,  Александра Салтыкова.

Московские отцы поддержали наше желание прославить митрополита Ярославского Агафангела, приняли в этом живое участие. Когда приезжал Патриарх Алексий, он посетил могилу святителя на Леонтьевском  кладбище. Были собраны и посланы все необходимые документы для прославления святителя Агафангела,  как местно чтимого.  Тогда Патриарх сказал, что нужно готовиться для его общецерковного прославления. По благословению владыки Михея в 1998 года была создана  комиссия и на собор мы представили документы на канонизацию не только митрополита Агафангела, но еще более пятидесяти новомучеников и исповедников.  И они были причислены к лику святых.

При владыке Михее мы начали  участвовать в больших крестных ходах. Запомнился один из первых, который пришел или из Костромской, или из Вологодской области, уже точно не помню. Мы принимали эстафету. Тогда по Ярославской епархии  шли крестным ходом из храма в храм около месяца.

— А бывали такие случаи, что приходили к владыке Михею за благословением, а он не благословлял?

— Мы были молодые, нам хотелось все сразу. А он человек опытный, выслушает, возьмет паузу, а потом соглашается. И требовательный был. Да, его время это было возрождение церковной жизни на нашей земле. Кроме того, его очень уважала и гражданская власть, и общественность. Архиепископ Михей — почетный гражданин города Ярославля. Уважение к нему  было очень большое.  У него был богатый опыт за плечами, которым нельзя было не воспользоваться.  Он пережил и гонения,  и притеснения. Он всю жизнь посвятил Церкви. Патриарх все это знал.

Владыка Михей был не только управляющим, но и духовником епархии. Многие   обращались к нему за советом, за молитвенной помощью. Когда он был еще священником, очень многие  стремились исповедоваться  у него. И я у него исповедовался.

Интервью взяла Эльвира Меженная

Сайт Рыбинской епархии