Дни памяти: 1 декабря (обретение мощей) и 16 декабря

«Он подобен человеку, строящему дом, который копал, углубился и положил основание на камне; почему, когда случилось наводнение и вода налегла на этот дом, то не могла поколебать его, потому что он основан был на камне». (Лк. 6, 48).

Егор Егорович Седов принадлежал к тому замечательному типу русских людей, ясность и простота души которых делала все их поступки основательными и каждый шаг надежным. Такие люди не обманулись подменой жизненных ценностей, не изменили своим жизненным принципам из страха, не утратили цельности, остались верными до конца. Их крепостью устояла Россия в годы невиданных по жестокости испытаний.

Родился Егор Седов в 1883 году в семье крестьянина деревни Чурилово Юрьев-Польского уезда Владимирской губернии. У него были две младшие сестры — Мария и Евдокия. Жизнь семьи Седовых была связана с жизнью Церкви, укоренена в ней. Отец, Егор Седов старший, унаследовал и утвердил в семье русские православные традиции. Каждое воскресенье и во все церковные праздники он ходил в храм. И делал он это не потому, что так полагалось, а по сердечному расположению — любил он Богослужение. Ближайший храм был в деревне Лыково, в трех километрах от дома, он был для них приходским. Но особенно любил Егор Седов молиться в соборе города Владимира. Ходил туда довольно часто, хотя до города было сорок километров. Когда подросли дети, он и их стал брать с собой. Бывало, идут дети, а отец их обгоняет, так стремилась к храму, спешила его душа.

Единственный сын в семье, Егор младший, стал, подобно отцу, прихожанином Лыковской церкви и, подобно отцу, с радо​стью ходил молиться во Владимирский собор. Гостеприимный дом Седовых часто посещали священники из Владимира и мо​нахи.

Учился Егор грамоте, как все крестьянские дети, в семье и с юности занимался крестьянским трудом.

В 1907 году Егор Егорович женился на Анастасии Степа​новне. В их семье родилось пятеро детей: дочери Анна, Мария, Анфиса, Серафима и сын Михаил. В церковь ходили все. Егор Егорович запрягал лошадь, сажал малышей в сани и вез в Лыко-во. В воскресные дни и в дни церковных праздников даже при советской власти не работал никогда, исполняя заповедь Божию: "Так не ищите, что вам есть, или что пить, и не беспокойтесь, потому что всего этого ищут люди мира сего; Ваш же Отец зна​ет, что вы имеете нужду в том; наипаче ищите Царствия Божия, и это все приложится вам" (Лк. 12, 29-31). Сам Егор Егорович всякое дело делал с молитвой.

В послереволюционные годы церковность семьи Седовых вызывала насмешки. Егора Егоровича прозвали монахом. "Мо​нахи не женятся", — отвечал он резонно. В конце 20-х годов он был избран старостой лыковской церкви.

Егор Егорович был человеком высокого роста, крепкого сло​жения и здоровья, хорошим хозяином и заботливым семьяни​ном. Хозяйство у него было большое: две лошади, корова, ого​род, пасека. По советским меркам оно оценивалось как серед​няцкое. Оно требовало постоянного приложения труда. Работа​ли тоже всей семьей, дети сызмала помогали взрослым. Урожаи на их участке всегда были лучше, чем у соседей. "У всех не уро​дилось, а у нас уродилось", — вспоминала его дочь.

В колхозы он никогда не вступал.

Когда начались аресты духовенства, дом Седовых еще чаще стали посещать священники и монахи, в основном, изгнанные из храмов и монастырей в поисках временного крова и утешения. Приходили в сумерках, чтобы никто не увидел. Егор Егоро​вич привечал всех; Анастасия Степановна накормит, напоит, а то и оденет, и ночевать оставит. Огород у Седовых был очень большим. Гости уходили на пасеку и молились там без свидете​лей.

Егор Егорович был человеком, глубоко преданным Церкви. События, происходившие в ней, его волновали. И получилось так, что Господь послал ему кормчего в надвигавшейся буре. В 1918 году во Владимирскую епархию священноначалием был направлен иеромонах Афанасий (Сахаров), проходивший свое послушание сначала в должности преподавателя Владимирской Духовной Семинарии. В 1920 году он был в возведен в сан архи​мандрита и назначен настоятелем Владимирского Рождественс​кого монастыря. Неизвестно, при каких обстоятельствах состоя​лось знакомство Егора Егоровича с отцом Афанасием, но для церковного старосты, неустанно помогавшего духовенству хра​мов и монастырей, оно должно было произойти неизбежно. Очень скоро между ними сложились отношения глубокой вза​имной любви. Егор Егорович стал близким и преданным другом и, возможно, духовным сыном отца Афанасия.

27 июня 1921 года архимандрит Афанасий (Сахаров) был хиротонисан во епископа Ковровского, викария Владимирской епархии, и менее, чем через год начался его исповеднический путь. Егор Егорович сразу принял на себя заботу о Владыке, ока​зывая в периоды его заключений возможную материальную по​мощь.

В промежутках между тюрьмами и ссылками Владыка воз​вращался на служение во Владимир. Несомненно влияние епис​копа Афанасия на формирование церковной ориентации Егора Егоровича, они были одного духа — Лыковский храм никогда не был обновленческим, и несколькими годами позже Егор Его​рович проявит свою принадлежность к непоминающим.

Приезжая во Владимир, Егор Егорович всегда останавли​вался на ночь в доме Владыки. И епископ Афанасий, когда по​зволяли дела, приезжал к Седовым. Служил в Лыковской церкви, гостил в в Чурилово. "Он благословлял детей, учил их мо​литься, говорил — на клиросе петь надо. Мы, дети, его очень любили. Какой он хороший был! Папа его звал: "Владыко святый". И все мы стали так его звать. А теперь он прославлен Цер​ковью", — вспоминает Сима — Серафима Егоровна Седова.

В один из таких приездов, в день Ангела Егора Егоровича, на службе в Лыково Владыка в проповеди о великомученике Георгии Побе​доносце говорил о мужестве исповедания веры, о верности Хри​сту, о неприятии обновленчества. 2 января 1926 года, когда Вла​дыку арестовали в девятый раз, эту проповедь ему поставили в вину. 20 января епископ Афанасий писал из тюрьмы своей маме Матроне Андреевне Сахаровой: "...В заключение следователь Ефимов спросил, не могу ли я указать свидетелей, которые бы опровергли бы обвинение по 69 ст. [антисоветская агитация в проповеди в Лыково]. Я, конечно, никого не указал — зачем зас​тавлять людей волноваться. Но если бы там [в Лыково] кто-ни​будь нашелся добрый человек, который бы не побоялся бы явить​ся в это прекрасное учреждение и опровергнуть донос, это было бы очень важно. Может быть, как-либо сумеете дать знать в Лыково". Матрона Андреевна сама дважды обращалась с заяв​лениями во Владимирское ОГПУ. И в Лыково "добрый человек" нашелся. 15 февраля на приходском собрании церкви села Лы​ково под председательством старосты Егора Седова было реше​но ходатайствовать перед Владимирским ОГПУ об освобожде​нии из заключения епископа Афанасия Сахарова. Егор Егоро​вич был уполномочен собранием отвезти это прошение граждан во Владимир. 5 марта следственное дело было прекращено, и Владыка освобожден.

С 1927 года началось многолетнее заключение епископа Афанасия. Участие и помощь Егора Егоровича сопутствовали Владыке все эти годы. Связь между ними никогда не прерыва​лась, они регулярно переписывались, Егор Егорович был в курсе событий многострадальной жизни заключенного епископа, по​сылал ему необходимые вещи, продукты и деньги.

Кроме того, в то время, когда люди стали скрывать свою веру, бояться приходить в храм, исключали из своей жизни вся​кое общение с духовенством, Егор Егорович развозил мед со сво​ей пасеки, картофель и другие продукты священнослужителям, заключенным в тюрьмы города Владимира, и голодающим свя​щенникам на приходах во Владимире и Юрьев-Польском. И за​пасы не убавлялись, на всех хватало, и семья была всегда сыта. Бог посылал достаток.

В период коллективизации двоюродный брат Егора Егоро​вича служил уполномоченным от сельсовета по деревне Чури-лово. Церковность Егора Егоровича и благополучие его семьи стали причиной неприязни к нему брата-уполномоченного. Не​приязнь эта была так велика, что в 1932 году брат ходатайство​вал о том, чтобы Егору Егоровичу было дано твердое задание, выполнить которое он не мог. Ходатайство было удовлетворено и Егор Егорович был раскулачен, его осудили на один год испра​вительно-трудовых работ, а все его хозяйство конфисковали. Семья осталась без кормильца. Анастасии Степановне пришлось искать помощников пахать землю.

Старшая дочь Егора Егоровича Мария вышла замуж за при​хожанина лыковской церкви. Они венчались, несмотря на изде​вательства и насмешки жителей села. Зять советовал Анастасии Степановне уехать из Чурилова. Предложил поселиться в Ярос​лавле. Семья переехала, дом нашли за Волгой. Но оказалось, что жить там очень тесно и трудно, и работа нашлась только на дру​гом берегу. Зять пошел советоваться к батюшке: куда переехать? Тот сказал: "Переезжайте в Тутаев, у меня там знакомые есть. Купят они вам дом, деньги отдадите после". Так и сделали.

В 1933 году, после окончания срока наказания, Егор Егоро​вич тоже не захотел возвращаться в деревню Чурилово и пере​ехал в деревню Козлово Ростовского района Ярославской облас​ти, где, не имея ничего, нанялся в пастухи. В 1936 году на зара​ботанные деньги он выкупил дом в Тутаеве и сам переселился туда. В Тутаеве его дочь Анфиса работала на фабрике "Тульма". Егор Егорович также устроился на эту фабрику — ухаживать за лошадьми. Серафима Егоровна рассказывала: "Бывало, придет он на конюшню, а лошади, как услышат его голос, так все зар​жут! Его и лошади любили".

Поселившись в Тутаеве, Егор Егорович познакомился с чле​нами общины старо-тихоновской ориентации при храме в селе Котово Угличского района и стал ее членом. Когда в Котово переехал епископ Василий (Преображенский), он стал иногда уча​ствовать в тайных богослужениях архиерея.

Егор Егорович не заблуждался в оценке церковных собы​тий военного времени. "Сейчас дали некоторую свободу Церк​ви, — говорил он. — Разрешили собор, выбрали патриарха. Но во всем этом чувствуется, что сделано не искренне. Собор и вы​боры были заранее подготовлены, проведены без согласия и при​сутствия других патриархов. Все эти отступки власти не нравят​ся партийцам...".

В его доме по-прежнему останавливались изгнанные мона​хи и репрессированные священники. Любили ходить к нему и нищие, Анастасия Степановна их кормила.

Повторно он был арестован 24 декабря 1943 года сотрудни​ками 2-го отдела УНКВД. Причиной ареста и основанием для обвинения явились показания ранее арестованного иеромонаха Дамаскина (Жабинского), очень часто бывавшего у него в доме, и собранные после этого агентурные сведения. Егора Егоровича обвинили в антисоветской деятельности, участии в работе кон​трреволюционного подполья, нелегальном сотрудничестве с епископом Василием (Преображенским), в проведении нелегаль​ных религиозных обрядов.

Он был допрошен шесть раз. Следствие длилось одиннад​цать месяцев, а допросы — от двух до шести часов. Но ни в ка​кой форме не согласился Егор Егорович приписать себе прове​дение антисоветской деятельности.

"В предъявленном мне обвинении виновным себя не при​знаю. Ни в какой антисоветской организации церковников я не был, и антисоветской пораженческой агитации не проводил, клеветы на руководителей советского правительства не высказывал, ничего плохого против соввласти не говорил и фашистскую Германию не восхвалял.

Я говорю правду, и еще раз подтверждаю, что никакой ан​тисоветской работы не проводил, и соработников у меня не было.

Я говорю правду, и больше мне говорить нечего, так как никакой антисоветской деятельностью я не занимался.

Виновным себя ни в чем не признаю", — свидетельствовал он на каждом допросе.

Не назвал он также никого из своих знакомых: "Близких знакомых у меня нигде нет". Следствие настаивало:

— Кто такая Анна Федоровна, проживающая по адресу гор. Загорск, Горбушинская д. 18?

— Я не знаю.

— Адрес записан Вами, почему Вы не знаете своих знако​мых?

— Да, адрес записал я, но не знаю, зачем его записал и кто такая Анна Федоровна, сказать не могу.

— Назовите церковников, с которыми Вы вели антисоветс​кую работу.

— Таких знакомых у меня нет, так как антисоветской рабо​ты я не проводил.

Когда встал вопрос о епископе Афанасии (Сахарове), Егор Егорович, не скрывая того, что всем известно, предложил вер​сию, полностью скрывающую подлинную историю и содержа​ние дорогих ему отношений:

— Кто такой Сахаров Афанасий Григорьевич?

— Сахаров Афанасий Григорьевич — священник. До вой​ны он проживал в Карело-Финской АССР и затем при эвакуации переехал на жительство в г. Ишим Омской области. С ним я по​знакомился лет двадцать назад, когда он служил священником в г. Владимире Ивановской области. Тогда я возил продавать кар​тошку и останавливался в их доме ночевать. Его мать всегда по​купала у меня картошку, и через нее я познакомился с Сахаро​вым.

Однако Егор Егорович не счел возможным даже перед следствием покривить душой относительно своего отношения к реп​рессированному Владыке:

— Следствию известно, что епископа Афанасия Вы наме​ревались взять на содержание и добивались разрешения на въезд его в Ярославскую область, выдавали за своего родственника. Какую цель Вы этим преследовали?

— Да, действительно, я имел намерение взять Сахарова к себе на содержание, чтобы облегчить его материальное положе​ние, так как он писал мне, что в Омской области он живет плохо. Пропуск я ему получил и послал в г. Ишим. В заявлении о выда​че пропуска Сахарову на проезд ко мне я назвал его родственни​ком, но с какой целью это сделал, не знаю сам.

— Вы уклоняетесь от ответа и не хотите рассказать правду о своей связи с Сахаровым по антисоветской работе. В чем же заключается в действительности причина намерения Сахарова приехать в Тутаев?

— С какой целью Сахаров намеревался приехать на житель​ство в Ярославскую область, мне неизвестно. Оказывая ему по​мощь в этом, я преследовал только одну цель: обеспечить спокойную старость своему близкому знакомому, которого я ценил не менее, чем близкого родственника.

Несмотря на все давление следствия, ему ничего нового из​вестно не стало, ни о том, что в доме Седовых постоянно быва​ли репрессированные священники, ни о совершении тайных богослужений, ни о помощи репрессированному духовенству. Таким образом, самое главное в жизни Егора Егоровича — его служение Церкви — осталось сокрытым.

Так и не удалось следствию собрать сколько-нибудь доста​точных оснований для осуждения Егора Егоровича. 7 октября 1944 года по приговору Особого Совещания при Народном Комиссариате Внутренних Дел СССР Седов Егор Егорович был освобожден, срок предварительного заключения был зачтен в наказание.

Выйдя из тюрьмы, Егор Егорович узнал, что епископ Афа​насий был арестован в Ишиме незадолго до него. Еще почти десятилетнее заключение в лагерях ожидало больного Влады​ку. Еще десять лет искал Егор Егорович возможности избавить его от бесконечных страданий. Через три года епископ Афана​сий был признан инвалидом, но содержался в лагере. 5 марта 1952 года, по окончании срока заключения, Особое совещание при МГБ СССР приняло постановление об освобождении Вла​дыки и направлении его в дом инвалидов под надзор МГБ. Но лишь через два года, 18 мая 1954 года, епископ был перевезен в Зубово-Полянский дом инвалидов. Егор Егорович поехал к Владыке. Наконец, увиделись. Сидели на бревнышках, перего​ворили обо всем, что наболело... После свидания в доме инва​лидов Владыка Афанасий писал ему: "Милость Божия буди с Вами, мой милый, мой дорогой Георгий Георгиевич!... Не на​хожу слов, чтобы выразить Вам и мою благодарность, и мою признательность, и мою любовь к Вам. Поистине можно ска​зать вместе с церковным песнописцем: Се коль добро и коль красно самобратная любовь рабов Твоих, Христе Боже: ихже бо рождество плотское братии не сотвори, но братолюбная вера православная крепче плотского родства соедини...". Вернув​шись, Егор Егорович сразу стал прилагать все усилия, чтобы исполнить свое горячее желание и освободить епископа. В марте 1955 года ему удалось взять Владыку из дома инвалидов на поруки. Епископ был в полном изнеможении, едва ходил. Егор Егорович бережно привез его в Тутаев, к себе домой. Епископ Афанасий называл его своим опекуном. До конца октября про​жил Владыка в доме Седовых, окруженный заботой Анастасии Степановны и ее дочерей Анфисы и Серафимы. Но и после отъезда во Владимирскую епархию его связь с семьей Седовых не прерывалась до конца жизни.

В пятидесятых годах Егор Егорович стал старостой Вос​кресенского собора в Тутаеве. С любовью заботился он о хра​ме. Порядок был во всем, и ремонт производил, и в хозяйстве все имел, и денег в храме было достаточно. Не легко и не про​сто было это служение. Много тяжелых скорбей и искушений принесло оно. Егор Егорович писал о них в Петушки епископу Афанасию, прося совета и молитвенной помощи. Когда после смерти Егора Егоровича старостой собора предлагали стать его дочери Анфисе Егоровне, сестра Серафима усиленно отгова​ривала ее: "Не вставай, — говорю, — будешь плакать, как Тятя". В 1959 году во время ремонта стены храма на него упали три связанные между собой лестницы. Егор Егорович домой до​шел сам, но после слег. Он проболел около года. Сначала наде​ялся поправиться, писал епископу Афанасию о том, что очень хочет приехать, но не может — нет сил, звал Владыку в гости, просил прислать рецепт сердечного лекарства, а то что-то у врачей не получалось подобрать как следует... Владыка писал в ответ, его письмам были очень рады, читали и "все четверо плакали".

Выздороветь не удалось. Анастасия Степановна скорбела, а Егор Егорович ее уговаривал: "Видно, так Богу угодно". "Тятя... болел очень шибко, — писала Владыке дочь Сима, — он у нас никогда не охнул, был большой терпеливец. А было ему ни сидеть, ни лежать — была водянка и нарывы. Тятя все просился: "Отпустите, отпустите меня", а я ему говорю: "Куда тебя отпустить?". Говорит: "Домой, на тот свет", все говорил, не один раз, все просился, говорил: "Мне здесь надоело, там лучше". В 10 часов вечера кричал: "Ангел! Ангел!", а на дру​гой день помер". Скончался Егор Егорович 16 декабря 1960 года. Отпевали его на Николу два священника, диакон и все певчие. В начале отпевания от иконы Спасителя ("отколь взялась?") вылетела большая красивая бабочка. Она летела перед священ​ником и опустилась на руки, сложенные на груди усопшего. Отец Иоанн, служивший отпевание, любил порядок. "Уберите бабочку", — сказал он. Но никто ее не тронул. Бабочка сидела, трепеща крылышками, затем поднялась и полетела к иконе Спасителя, а от иконы полетела обратно и села на левое плечо Егора Егоровича. Затем она снова взлетела и опять полетела к образу Спасителя, и в третий раз подлетела к усопшему, но лишь покружилась над ним и улетела к той же иконе. "Очень все дивились, что такового чуда не было". Во время поминок бабочка летала по дому. На сороковой день и в годовщину смерти она прилетала опять и в храм, и домой. Позже ее не видели.

После кончины Егора Егоровича все боялись занять место старосты Воскресенского собора. Анфиса Егоровна получила благословение принять на себя заботу о храме, "пока не прого​нят", и согласилась.

Егор Егорович Седов был реабилитирован 27 апреля 1989 года.

И.Г. Менькова

 

Обретение святых мощей исповедника Георгия

Обретение святых мощей исповедника Георгия произошло 1 декабря 2001 года на городском кладбище, куда после Божественной литургии в Воскресенском соборе пришли благочинный Тутаевского округа протоиерей Николай Лихоманов (ныне епископ Рыбинский и Даниловский Вениамин), благочинный Рыбинского округа протоиерей Василий Денисов, представители городских властей, прихожане собора, дочь новопрославленного святого Серафима Егоровна, а также родственники исповедника Георгия.

Это праздничное событие было описано в декабрьском номере газеты «Собор» за 2001 год (№11):

«После молебна святому исповеднику Георгию с большим благоговением начали копать. Спустя два часа под лопатой появилась первая доска гроба. Немало времени ушло на то, чтобы отделить деревянный корпус от глины и расчистить поверхность гроба, чтобы грунт не попал вовнутрь. Частицы гроба, являющиеся теперь святыней, вместе с землей собрали в специальную коробку. Гроб скрепили веревками, и даже платками и шарфами, чтобы бережно поднять наверх. Когда мощи святого Георгия поднимали из могилы, многие присутствующие ощутили благоухание. К покрытому белым покрывалом гробу прикладывались все, кто так долго в этот морозный день молился у могилы и ожидал великого события.

С песнопениями священники и миряне на руках несли святые мощи по заснеженному городу. Бывший староста Воскресенского собора, стяжавший святость у Господа, вернулся в родной храм на молитвенное поклонение и духовную радость нынешним и будущим прихожанам».

Рака со святыми мощами исповедника Георгия в настоящее время пребывает в Воскресенском соборе.

 

Тропарь святому исповеднику Георгию, гл.4:

Основавый житие свое на камене веры / исповедниче святе Георгие, / устоял еси во дние лютаго искушения / положил еси душу за Церковь, за други своя. / Послужил еси многострадальному святителю Афанасию, / с ним же предстоиши ныне Престолу Божию // Христа Спаса молящи о спасении душ наших.

Кондак, гл. 4:

Днесь радуется славная земля Ярославская / обрет святыя мощи твоя./ Исповедниче святе Георгие / лжепастырем преданный власти богоборней. / Узами и лишеньми искушен быв, / простотою и твердостию мудрования лукавыя отвергл еси./ Послуживый Церкви страждущей, гонимым чадам Ея, / ктиторским служением своим храмы Божии украсил еси./ Явился еси славе Церкве, / о ней же непрестанно моли, // да непоколебимо утвердит ю Христос.