Завершен отбор финалистов X Молодежного кинофестиваля «Свет миру», работает международное жюри. В этом году из-за пандемии организаторы были вынуждены перенести дату очных кинопоказов фестиваля на неопределенное время.

Мы поговорили с директором кинофестиваля протоиереем Евгением Глазуновым о том, как устроен фестиваль «Свет миру», какие фильмы можно уже посмотреть, и о том, почему Квентин Тарантино не получил главный «Оскар» за фильм «Однажды в Голливуде».

 В этом году оргкомитет кинофестиваля «Свет миру» впервые столкнулся с таким большим количеством заявок – на фестиваль было представлено 3490 фильмов из более чем 120-ти стран. С чем связано такое увеличение?

- В прошлом году заявок было гораздо меньше – около 550. Увеличение количества заявок связано с тем, что в этом году мы зарегистрировались на международных площадках – FilmFreeway, Movibeta, Festhome, Click For Festivals.

Это онлайн-сервисы, соединяющие кинематографистов с фестивалями. Съемочная группа заполняет форму участника, где рассказывает о своем фильме – описывает сюжет, указывает жанр. Оргкомитет фестиваля, с другой стороны, заполняет заявку, в которой указывает свои требования к кинокартинам. Затем платформа автоматически подбирает по тематике киноработы подходящий ей кинофестиваль.

Например, российский онлайн-сервис Festagent хорошо подбирает фильмы, руководствуясь спецификой нашего фестиваля – доброе и светлое кино. У заграничных сайтов достаточно гибкая система, которую можно настроить под свои требования. Тем не менее, пока не все гладко, не всегда присылают фильмы, соответствующие ожиданиям.

- В этом году организаторы фестиваля «Свет мира» впервые столкнулись с тем, что нет возможности проводить очные кинопоказы. Планируется ли провести их в будущем?

- Да, мы надеемся, что все состоится. Пока мы просто перенесли сроки проведения на неопределенный период и надеемся, что как только разрешат массовые мероприятия, мы сразу организуем очные кинопоказы. Но когда это произойдет – никто не знает.

Однако первый, детский этап конкурса, уже завершен, проведен в онлайн-формате, и фильмы победителей «Свет миру. Дети» – уже в открытом доступе. Это кино, созданное детьми до 18 лет: ребята сами все рисуют, монтируют, снимают, записывают. Но они делают малобюджетное кино, и чем больше людей посмотрит фильм сразу после его выхода, тем для них лучше, поэтому они и могут выложить фильмы в сеть сразу после создания.

Авторы старшего возраста – это совсем другая «весовая категория» кинематографистов. Дело в том, что если фильм уже появился в свободном доступе в интернете, многие престижные фестивали не могут включить его в программу. Мы – можем, если фильм хороший. Но другие – не берут. Более того, чем раскрученней фестиваль, тем выше у него требования.

Например, Каннский и Венецианский кинофестивали между собой не очень дружат, и если фильм взял приз на Каннском фестивале, на Венецианском он уже ничего не возьмет, и наоборот. Более того, в условиях многих кинофестивалей указано, что премьера фильма должна состояться именно у них. Если фильм уже был представлен публично, то они его не покажут.

Поэтому мы не можем выкладывать в свободном доступе фильмы авторов старшей категории. Обычно, через два-три года после выхода и показа фильма на различных кинофестивалях, съемочная группа может выложить его в сети.

Но бывает и по-другому. У нас есть один фильм, гран-при нашего фестиваля 2016 года. Называется «Американская мечта» – классное документальное кино 2015 года. Автор до сих пор не дал его в открытый доступ: он организует закрытые показы, и люди в восторге от этого фильма, выходят из кинотеатра в восхищении.

Мы показываем «Американскую мечту» в рамках кинопоказов «Эхо фестиваля», но не можем выставить на нашем канале. Та же ситуация – с Каннским, Венецианским и Берлинским фестивалем. В этом году они проходят онлайн, но никаких новинок не будет – планируется показывать ретроспективу.

- Нашла ли в фильмах фестиваля отражение тема 75-летия Победы в Великой Отечественной войне?

Каждый год на фестиваль присылают фильмы о войне, в этом году они также присутствуют. Есть даже фильм, который повествует о другой стороне фронта – о том, как испанцы воевали с фашистами. Также есть фильм «Мы в садовника играли» – о жизни маленькой девочки во время Великой Отечественной войны. Но пока этих фильмов, к сожалению, нет в открытом доступе.

- Сейчас многие считают, что российское кино находится в кризисе. Так ли это?

- Я с этим соглашусь, но с оговорками. Да, российское кино находится в кризисе. Но почему? Может быть, таков сегодня социальный заказ? Самый честный тест общественного запроса – это посмотреть, за что народ голосует ногами и деньгами.

Например, недавно в разделе «Авторские статьи» на сайте Рыбинской епархии была опубликована моя рецензия на фильм «Холоп», снятый Климом Шипенко в 2019 году. Меня возмутило даже не то, что фильм низкого нравственного уровня, а, в первую очередь, факт, что этот фильм стал самым кассовым в России, после «Аватара». Народ понес свои кровные деньги, которых и так немного, на это совсем не лучшее кино.

Дело в том, что в фильме совершенно не прослеживается духовный рост героя. По сценарию он совершает целых три подвига. Сначала спасает от «утопления» актрису с низкой социальной ответственностью. Потом решает не принимать участие в драке с «барчуком». И, наконец, на коне, красиво, увозит девушку в никуда. Но в результате этих «подвигов» герой практически не меняется в лучшую сторону – разве что перестает хамить окружающим.

Социальный заказ в сфере кино играет огромную роль. Зарубежные кинофестивали, имея собственный взгляд на то, каким должно быть хорошее кино, исподволь формируют и общественное мнение в целом, понятие о том, какую жизнь считать правильной, в конечном итоге.

Например, в этом году известный американский режиссер Квентин Тарантино не получил главный «Оскар» за свой новый фильм «Однажды в Голливуде», лишь второстепенные награды.

А фильм классный. Но там есть один не очень заметный, но очень важный и интересный момент: когда главный герой едет на своем Кадиллаке, в машине играет песня “California Dreaming”. Играет не оригинал, а кавер. В оригинале поется: «Я зашел в церковь, потому что мне было холодно, и притворился, что молюсь, чтобы священник меня не выгнал». А в кавере другой текст: «Я зашел в церковь, упал на колени и начал молиться». В кино такого уровня не бывает случайностей, режиссер специально выбрал песню именно с таким текстом. И вот таких вещей Американская киноакадемия не прощает, поэтому Тарантино и не получил награду, получили – «Паразиты».

- Неужели все так плохо?

- Нет, несмотря на то, что и за рубежом, и в нашей стране Министерство культуры и продюсеры часто финансируют низкопробные вещи, все равно снимаются достойные ленты. Главная цель фестиваля «Свет миру» – находить такие фильмы и доносить их до зрителей.

Мы трудимся над отбором хорошего кино. Не зная автора и названия, вы его никогда не найдете среди миллиардов видео в интернете. Для этого создан Youtube-канал нашего фестиваля, где можно посмотреть выложенные в свободный доступ ленты.

Более того, на этапе отбора, в отличие от других кинофестивалей, мы не останавливаемся. После объявления финалистов и награждения победителей с фильмами начинают работать педагоги, которые смотрят и обсуждают кино вместе с детьми и их родителями. На основе своей педагогической практики учителя пишут методические пособия для других педагогов.

Я считаю, что это очень важно и полезно для воспитания ребенка: с ним необходимо обсуждать такие вещи, как, например, честность, справедливость, предательство. Можно потратить тонны слов, а можно посмотреть короткий фильм, и уже многое станет понятно. Кино – это синтез всех искусств: театра, музыки и других художественно-изобразительных решений. И, по силе воздействия на человека, до сих пор ничего не появилось лучше.

Кино во многом формирует нашу жизнь, оно часто обращается не только к сознанию, но и к подсознанию. Модели поведения, которые мы увидели на экране, часто, порой неожиданно для нас, потом начинают работать и в нашей реальной жизни.

- Каков портрет зрителя «Свет миру»?

- Я занимаюсь организацией кинопоказов и в детских садах, и молодежных организациях, и в домах престарелых – работаю с самым разным зрителем. За 10 лет существования кинофестиваля у нас набралась целая коллекция фильмов, которая подходит для любой аудитории. Поэтому, когда меня куда-то приглашают, я уточняю два вопроса – кто будет в зале, и какого возраста.

Иногда, если сразу непонятно, какой фильм выбрать для показа, смотрю в зал и понимаю, что именно людям будет интересно. После просмотра кино мы обязательно его обсуждаем – будь то дети или взрослые.

- Отец Евгений, откуда у вас возник такой интерес к кино? Вы священник, социолог по светскому образованию. Почему вдруг кино?

- Я всегда интересовался кинематографом. Когда в 2014 году Владыка Вениамин благословил меня заниматься кинофестивалем, я глубже погрузился в эту сферу и понял, что этим делом нужно заниматься. И в приоритете для себя, в том числе и как для священника, я вижу кинофестиваль «Свет миру».

Кино приносит большую пользу человеку. Оно может зажечь потухшие глаза. Один из девизов нашего фестиваля: «Кино должно лечить, а не калечить». Это инструмент с очень серьезным воздействием на сознание и подсознание.

- Что бы вы посоветовали посмотреть из фильмов кинофестиваля «Свет миру»?

- Это очень сложный вопрос, потому что хороших фильмов, оказывающего позитивное, по сути, лечебное влияние на человека, на самом деле – много.

Из нашего, фестивального кино, которое есть в открытом доступе, я бы, в первую очередь, посоветовал посмотреть «Время последних романтиков» (12+). Это очень светлый фильм, подойдет для просмотра любому зрителю, от старших школьников – до пожилых людей.

У нас сейчас на канале Youtube несколько лидеров по количеству просмотров – фильм «На седьмом небе», о том, как нужно делать свое дело, «Бриллианты для моих муравьев» – пример того, насколько интересным может быть документальное кино – и «Час» – несмотря на то, что это жесткая социальная драма.

- Что бы вы пожелали нашим читателям?

- Питаться правильной пищей. Мы есть то, что мы едим – так говорил Фейербах о нашем теле. Но по отношению к душе это тоже верно. Давайте задумываться о том, что мы видим на экране, замечать как ловушки, так и моменты истины, самое главное –делать правильные выводы.

Информационный отдел Рыбинской епархии